О компании ЦеныВопросы и ответыКонтактыOnline тестДля школ

Главная: О компании:

История «Лабатона» – моя история

Анна Чарушникова

О «Лабатон-Классе» — от первого лица. Честно.

Здравствуйте!
Меня зовут Анна, мне 18, я учусь на втором курсе в НГУЭУ (нархозе) на факультете «Международные отношения и право». Сегодня мой уровень английского Upper-Intermediate, скоро я буду сдавать международный кембриджский экзамен FCE. Впрочем, рассказать я хочу не о себе, а о языковой школе «Лабатон-Класс».
Повествовать буду все-таки от первого лица. Потому что история Лабатона — это и моя история…

Глава I,
в которой все началось случайно.

Все началось с замечательного лета 1999 года. Еще ничего толком не зная о «Лабатон-Классе», впервые в жизни еду в лингвистический лагерь «Bells» за компанию с подружкой. Более грандиозного подарка от родителей на окончание седьмого класса и представить нельзя! Это был, видимо, один из первых сезонов «Bells?а». С нами работали изумительные вожатые, программа была очень насыщенной: каждый день Speaking Club с настоящим индусом Джоли, постановка умопомрачительных сценок на английском (чего только стоила наша «мыльная опера» про three pigs! до сих пор помню…), и конечно же, знаменитая Evening candle (вечерняя свечка). Это ж был целый ритуал! Весь отряд во главе с вожатой собирался в одной комнате, выключали свет, зажигали свечу и, передавая свечу по кругу, рассказывали о впечатлениях от прошедшего дня. Было похоже одновременно на древний обряд и подпольное совещание мафии…
Были в «Bells?е» и шумные дискотеки, и походы «на речку», и даже своя валюта — маленькие денежки из плотной бумаги, «бэллсы». Вручались они торжественно на отрядной свечке за особые заслуги или победу в конкурсах. А в конце сезона вожатые устроили финальное шоу — аукцион, на котором можно было потратить драгоценные «бэллсы» на что-нибудь вкусное или полезное. В общем, было здорово. Настолько здорово, что я буквально «подсела» на «Bells». И, соответственно, на «Лабатон-Класс». Вдруг откуда ни возьмись объявилось безудержное желание учить английский именно здесь. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность общаться с любимыми вожатыми и милейшим Джоли.

Глава II
в которой выясняется, что учить английский — это интересно.

Первый год обучения в «Лабатон-Классе» запомнился изумительно дружной группой (нас было тогда человек пять) и участием в конкурсе на лучшую группу школы. Первый тур состоял в том, чтобы нарисовать стенгазету. Если не ошибаюсь — к Хэллоуину. Мы специально всей группой оставались после занятий в классе и творили креатифф!! Вместе с нашей замечательной преподавательницей, между прочим… и не лень же ей было :) Газету произвели на свет просто потрясающую! Произведение искусства, а не газету. Даже отдавать в офис было жалко:( Потом была постановка на английском языке — презентация группы. Тоже что-то там придумывали, репетировали… Не помню, что из этого всего вышло, но, кажется, жюри так и не признало нас лучшей группой. Переживали мы сильно…
Зато я до сих пор в тайне горжусь тем, что два года подряд мне вручали значок «The best student of Labaton-school».
Сейчас оглядываюсь назад и думаю: сколько тогда всего было интересного! И ведь кто-то же все это придумывал: конкурсы, мероприятия, праздники… Здорово было. Сейчас, конечно, тоже здорово, но одно дело заинтересовать процессом изучения иностранного языка студента, и совсем другое — восьмиклассника. Поклон и уважение педагогам «Лабатон-Класса».
Занятия проводились два раза в неделю, причем очень близко к моему дому, буквально в ближайшей школе. Собственно, и сейчас занятия моей группы проводятся в очень удобном месте. Спасибо тому, кто составлял расписание и договаривался об аренде помещения.
…В общем, мой первый год обучения в «Лабатон-Классе» прошел в ожидании следующего лета, следующего сезона в «Bells»…

Глава III,
в которой «Bells» возвращается. не один.

Летний сезон «Bells» 2000. Ух! За десять дней произошло столько всего, что впечатлений хватило на два года вперед. Да, пожалуй, то лето здорово повлияло на мое, что называется, становление личности. Четырнадцать лет — время великих открытий.
На сей раз вожатой в моем отряде стала Ксения Стребкова. Не знаю уж, как это у нее получилось… но буквально с третьего для сезона я стала воспринимать ее как старшую сестру. Насколько сейчас могу судить (впрочем, это мое субъективное мнение), это очень сильный в профессиональном плане вожатый. Случилось так, что именно тогда, в лагере, со мной приключилась великая и ужасная Первая Любовь. Если бы не Ксюша, все могло закончиться очень трагично. До сих пор благодарна ей за то, что была тогда рядом, держала «за подол юбки» и не дала наделать глупостей.
Еще одна выдающаяся персона с того сезона — директор лагеря Денис Булатов. Вот уж за кем дети бегали… ну если не толпами, то отрядами это уж точно. Это был просто безусловный авторитет в лагере. Старшие его уважали, младшие — просто обожали. Кроме великолепных вожатских навыков он обладал еще и исключительным талантом «колбасить» детей. Наверное, это можно назвать педагогическим даром Божьим. А можно и не называть. Не удивительно, что сейчас Денис — организатор, идейный вдохновитель и руководитель Школы Вожатых.
Вожатых тогда в «Bells» было точно не два, а гораздо больше. И все — молодые, бодрые, творческие люди. Настоящие профессионалы.
Очень здорово, что лагерь «Bells» живет и здравствует по сей день. Существуют уже устоявшиеся традиции, передаваемые детьми и вожатыми из поколения в поколение. И главная из них — обретение новых друзей, общение с интереснейшими людьми и море творчества и фантазии. Мне кажется, каждый ребенок должен хотя бы раз в жизни пройти через нечто подобное. Это просто неоценимо для творческого раскрытия личности, приобретения бесценного опыта коммуникации, личностного развития и роста…

Глава IV
В которой игры кончились и началась настоящая учеба

Тем временем «Лабатон-Класс» рос и развивался. Открывались новые курсы, работали разговорные клубы, видеоклубы, появилась своя библиотека адаптированной иноязычной литературы. Расширялся штат преподавателей школы, увеличивалось количество групп, появлялись новые носители языка. На занятиях по-прежнему было интересно: периодически мы смотрели фильмы на английском, примерно раз в месяц болтали о погоде — о природе с канадцем Джоэлом, сдавали пробные кембриджские экзамены…
Рос «Лабатон-Класс» — рос и мой уровень владения английским. Все более свободной становилась речь, все обширнее становился запас лексики, все меньше проскальзывало ошибок в сочинениях, все проще становилось воспринимать иностранную речь на слух.
Показательным результатом той интенсивной учебы стала совершенно безболезненная сдача вступительного экзамена по английскому в институт. Моя специальность в вузе — «Международные отношения» — предполагает достаточно серьезную языковую подготовку абитуриента. На вступительных писали внушительных объемов тест. Причем практически все вопросы, входившие в него, разбирались в свое время на занятиях в «Лабатон-Классе». Некоторые задания по форме в точности копировали те, что уже доводилось выполнять в языковой школе.

Глава V
про сегодня и завтра

В один прекрасный момент в офисе «Лабатон-Класса» мне предложили пойти на двухгодичную программу подготовки к международному языковому экзамену FCE (Первый Сертификат по Английскому языку). В результате длительного изучения иностранного языка кажется вполне логичным сдать экзамен и получить сертификат, подтверждающий уровень владения английским. Тем паче, что сертификат этот принимается в европейских учебных учреждениях и в будущем станет большим плюсом в моем профессиональном резюме. Чем черт не шутит: вдруг доведется учиться в английском университете или работать в европейской компании? XXI век — все-таки век больших возможностей. И у того этих возможностей больше, кто владеет иностранными языками.
Как я уже упоминала в начале, сейчас мой уровень владения английским — Upper-Intermediate. Я довольно свободно общаюсь с теми, для кого этот язык родной, начинаю читать английскую литературу в оригинале. Впереди — экзамен FCE, уровень «продвинутого» английского, бизнес-курс. Более сложные кембриджские экзамены, более продвинутые сертификаты… А там, глядишь, и французский, и итальянский языки. Хоть китайский!
Мало ли, чему можно научиться в «Лабатоне»… Было бы желание!

Анна Чарушникова